January 19th, 2017

Шарлотта Бронте

"Жизнь Шарлотты Бронте" Элизабет Гаскелл в переводе А. Степанова/"КоЛибри", 2015

Поскольку на моей аватарке изображена Шарлотта Бронте, что означает любовь к этой писательнице и ее произведениям, то я не могла пройти мимо этого интересного поста (ссылку на который мне подкинула upuna_n.
Оригинал взят у paslen в "Жизнь Шарлотты Бронте" Элизабет Гаскелл в переводе А. Степанова/"КоЛибри", 2015
Практически идеальная биография: Гаскелл лично знала Бронте последние пять лет её жизни, писала свою книгу два с половиной года – «по горячим следам», сразу же после смерти Шарлотты; текст на треть состоит из писем писательницы, введённых в обиход впервые.
Это сейчас, почти два века спустя, все эти документы многократно переизданы и обкатаны исследователями, а для первой истории жизни автора «Джейн Эйр» они оказываются прямым стилистическим продолжением плотного и насыщенного повествования.

Несмотря на то, что «Жизнь Шарлотты Бронте» – книга одной писательницы про другую, «вопросы литературы» занимают здесь далеко не самое первое место.
Шарлотта осознала себя литератором незадолго до своей преждевременной смерти в 38 лет, когда после публикации «Джейн Эйр» на неё свалилась непредсказуемая популярность, впрочем, практически никак не изменившая её жизнь в деревенской глуши (единственное чем Гаскелл, впрочем вслед за Бронте, злоупотребляет, так это словосочетанием «вересковые пустоши», порой встречающиеся по нескольку раз на книжный разворот), главная его сущность – сестры, дочери, а, главное, бесконечно одинокого и настолько больного и страдающего человека, участь которого уже не способны никакие внешние обстоятельства.

То есть, нам предлагают проследить судьбу не литератора (представителя определённой профессии), но совершенно особого человека (впрочем, и писательницей-то Шарлотта была совершенно особенной - стихийной и, будто бы, подневольной - вне рамок и стереотипов своего ремесла, а так же хотя бы какого-нибудь влияния "писательского цеха", её впечатлительную и нежную психику совсем практически не затронувшего).
Опытная романистка, Гаскелл превращает жизнь Бронте и её святого семейства в классический викторианский роман про тяготенье на всеми несчастливого рока, постепенно сводящего в могилу всех героев. Причём не только второстепенных, но и главных.
Показательно, что книга её делится на две части, каждая из которых, как и положено роману, состоит из безымянных глав. Гаскелл никак не называет их, чтобы как можно дольше сохранить интригу и как можно меньше высказать своего личного (а так же концептуального) отношения к героине.

Надо сказать, что жизнь Бронте, состоящей из физических и нравственных мучений, лишь в самом конце существования заслужившая славу и воздаяние бесконечным страданиям счастливым, хотя и запоздалым (всего за девять месяцев до смерти) замужеством, всячески тому потворствует.
Конечно, можно смещать те или иные акценты её биографии в ту или в иную сторону (переводчик Андрей Степанов в остроумных примечаниях показывает, о чём именно умалчивала Гаскелл и как, от издания к изданию, меняла текст, приноравливаясь к требованиям «наследников» и «упомянутых лиц»), но саму-то событийную канву уже не изменишь…

Collapse )
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.